person_outline
search

Русская эмигрaция

Русская эмигрaция

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ОЛЬГИ БОРИСОВНЫ БАРАНОВСКИ (ЕРЕМИНОЙ)

NA СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ОЛЬГИ БОРИСОВНЫ БАРАНОВСКИ (ЕРЕМИНОЙ)
(1926-2018)
Тяжелое время, в которое родилась Ольга Борисовна Барановски, наложило отпечаток на всю ее жизнь. Родилась она 15 июня 1926 года в городе Грязевец Вологодской области в многодетной семье - у нее было 6 сестер. Ее мама Надежда Артемьевна Глебова происходила из зажиточных крестьян, а отец Борис Васильевич Еремин был дворянского происхождения. Дед Ольги по отцу был помещиком, а позже занялся производством сливочного масла. Для этого у него имелось всё - земли, пастбища и скот. В семье Ереминых из уст в уста передавалась семейная легенда о том, что прабабушка Ольги, происходившая из старинного русского графского рода, была дочерью известного русского генерала, участника войны 1812 года. Поскольку она рано осиротела, то росла с опекунами. За ней дали хорошее приданое. После замужества она и прадедушка вместе начали свое дело по производству молочных продуктов. Семья гордилась, что всего добилась своим трудом. Дедушка Василий Андреевич Еремин был верующим человеком, на церковные праздники накрывал для своих работников столы с вкусной едой, по субботам их угощал пирогами, устраивал воскресные обеды с обилием мяса и питья. Еремины пользовались у рабочих уважением. После революции, когда отец Ольги был вынужден скрываться из страха навлечь беду на свою семью, его работники спасали ему жизнь и жалели бывшую хозяйку, в одиночку растившую маленьких детей. Власти преследовали отца до 30-ых годов. Позже он поселился в Ленинградской области, где жил и работал. Он вынужден был жить один. Отец участвовал в обороне Ленинграда, был ранен. Умер он вдали от семьи во время блокады Ленинграда. Место его захоронения неизвестно.
Семья оставалась жить в дедушкином доме в Грязевце, пока были живы люди старого времени. Когда же семья осталась без защиты, то появились грабители, которые из дома, где жили только дети и слабая женщина, тащили мебель и утварь, уносили запасы на зиму, уводили скот. Потом из огромного дома сделали Дом колхозника, затем Дом пионеров, а позже овчарню. К этому времени семья перебралась к родне по матери в деревню, потому что на земле было легче спастись от голода. Сколько себя Оля помнила, в детстве она всегда была голодная. И не было никакой мечты кроме одной - поесть досыта. Младшие дети, в том числе и маленькая Оля, в детстве трудились, как взрослые: работали в огороде, носили воду в дом в жару и лютые морозы, пасли скот, собирали грибы и ягоды. Благодаря маминому умению вести хозяйство семья не умерла с голоду. Ольга Борисовна с неохотой вспоминала, как их, детей бывших богатых, били в школе, называли буржуями, смеялись над тем, что они живут как нищие. И это отчасти было правдой. Пришлось рано взрослеть и много работать, чтобы выжить. Сестра матери уговаривала маму перебраться в Ленинград, но семья осталась на родине, потому что в деревне была возможность прокормиться. Оля хорошо училась, была отличницей, задумывалась о профессии, но наступили военные времена, и судьба каждого стала зависеть от исхода войны.
Перед самой войной Ольга переехала в Мурманск к одной из старших сестер. С началом войны правительство решило эвакуировать население из Мурманска. Вывозили женщин и детей. Так Оля оказалась в Иваново-Вознесенске и провела целое лето на рытье окопов. Потом начались холода и бомбежки. Измученная и голодная, она вернулась в Вологду. Войну Ольга Борисовна пережила в Вологодской области, продолжала учиться, но учеба прерывалась из-за рытья окопов под Ленинградом. В 1943 году на окопах она получила контузию. Мама Ольги Борисовны не препятствовала тому, что детей брали на тяжелую работу, она боялась, что ей припомнят дореволюционную жизнь. Ольга работала на железной дороге проводницей. Самые страшные воспоминания из военного времени - это многочисленные поезда с трупами из Ленинграда, а самые радостные были связаны с победой. Люди плакали от счастья и мечтали о новой мирной жизни. Но в ее личной судьбе случился крутой поворот. Когда Ольге было семнадцать лет, то ее и группу её школьных товарищей арестовали и дали 5 лет лагерей за то, что ребята все вместе съели в поезде предложенный спекулянтами вареный картофель. Нетрудно догадаться, что молодыми людьми руководил голод.
В 1949 году Ольга освободилась из лагеря, но родные ее не приняли. Сестры гнали ее с порога, потому что боялись за своих близких. Бывших заключенных запрещали принимать в семьи. Ольга вернулась к матери и ждала вестей от Юлиуса Барановски - красивого и хорошо образованного человека, инженера лесной промышленности, который руководил лесозаготовками в том лагере, где проходила срок Ольга. Когда пришло долгожданное письмо от Юлиуса, то из него она узнала, что вместо освобождения Юлиус получил пожизненный срок заключения. Он писал, что если она готова разделить с ним жизнь и стать его женой, то они вместе уедут в далекую Сибирь. Ольга согласилась, она не боялась Сибири, ведь за ее спиной было пять лет лагерей и много испытаний.
Самыми мучительными для Ольги Борисовны были воспоминания о лагере. Перенесенные страдания оставили глубокий след в ее душе. Память хранила боль, обиды, муки и тот вечный страх, который до последних дней жизни заставлял ее просыпаться ночью с криком - ужасы лагерной жизни настигали ее во сне. Трудилась она на лесозаготовках, где работа была тяжелой, а еда плохой, где приходилось бороться с болезнями, холодом и голодом. Если кто-то из заключенных заболевал, то ему была прямая дорога на тот свет. Каждое утро на заре из лагеря вывозили мертвых. Их оплакивали только кони, прикипевшие всем сердцем к людям, которые за ними ухаживали и тянули вместе с ними лямку на лесоповале. Ольга искренне восхищалась верностью и преданностью этих животных, в которых было больше человеческого, чем в людях. В лагерях блатные (заключенные по уголовным делам) вели себя нагло - могли съесть всю еду и налить в котел воды, отобрать посылку из дома, избить и поиздеваться. С блатными никто не хотел связываться. Некоторые не выдерживали и ломались - сами становились блатными. В этом аду нужно было выжить и остаться человеком.
Ольга Борисовна следовала за мужем по сибирским лагерям, где он тяжело работал в жестких условиях выполнения плана, облегчала быт, была его подругой и соратницей. В 1952 году в Сибири родила любимому мужу дочь Надежду.
После визита президента Югославии Йосипа Броза Тито в Советский Союз в 1956 году многие югославы получили шанс вернуться на родину. Но советские власти пытались оставить Юлиуса Барановски в стране, потому что он был очень ценным специалистом. Семью насильно разделили - Юлиус уехал с дочкой Надей в Белград, а Ольгу заставили подписать отказ от ребенка. Только в этом случае ее муж и дочь могли беспрепятственно покинуть СССР. Затем власти обвинили ее в том, что она отпустила ребенка в ревизионистскую Югославию и угрожали ей судом. Это была настоящая семейная драма. Семья воссоединилась только в 1958 году, когда Юлиус Барановски дошел до президента Тито. Через главу Югославии история семьи стала известна генеральному секретарю ЦК КПСС Никите Сергеевичу Хрущеву, который распорядился выпустить Ольгу из СССР.
В Югославии Ольга Борисовна поддерживала своего супруга, занимавшего пост высшего республиканского инспектора лесной промышленности Хорватии. После ухода на пенсию он начал писать и вести общественную деятельность. Юлиус Барановский серьезно подорвал свое здоровье за те 23 года, что он провел в сталинских лагерях и тюрьмах.
Кроме этого, Ольга занималась педагогической работой - преподавала русский язык и литературу в 15-ой математической гимназии города Загреба. Ученики любили свою красивую русскую учительницу, восхищались ею как преподавателем и личностью. Она прививала детям любовь к русскому языку и русской литературе, открывая им творчество Пушкина, Чехова, Толстого и других великих русских писателей.
Ольга Борисовна прожила долгую, полную испытаний жизнь. Но не сломалась, не озлобилась и сохранила в себе любовь к родине. Она была светлым человеком и настоящей русской женщиной.

Нина Микшич и семья Генрихсен

Нина Микшич, мать известного хорватского бизнесмена и политика Бориса Микшича, родом из семьи Генрихсен, которая в 19-м веке переселилась из Швеции в Киев, в то время входивший в составе Российской империи. Прадед Нины Микшич, Густав Генрихсен, русифицировал свою фамилию и с первого дня царскую Россию признал своей родиной. Члены его семейства также считали себя русскими, что отразилось на воспитании последующих поколений. Дедушка Нины Микшич, Владимир Генрихсен, работал управляющим в имении графа Кавалиха. Густав, помимо Владимира, имел еще трех сыновей и дочь. Все сыновья Густава Генрихсена были отличными математиками и инженерами и занимали высокие должности в царской России.
У Владимира Генрихсена, дедушки Нины Микшич, было два сына и дочь: Николай (получив ранение на фронте, умер в 1919 году), Нина (тетя Нины Микшич) и Сергей (отец Нины). Отец Нины, Сергей, родился в 1899 году в имении графа Кавалиха. Нинина мать, Александра, родилась в 1901 году в Санкт-Петербурге, в известной дворянской семье Радецких. Как и тысячи других девочек из дворянских семей, Александра получила прекрасное образование в Смольном институте благородных девиц.
Сергей с ранней молодости был офицером на фронтах Первой мировой войны и, вспыхнувшей после 1917 года, Гражданской войны. Отступая вместе с Белой армией, Сергей Генрихсен в 1920 году покидает Россию. Его сестра Нина, которая была медсестрой, и мать Евгения, также покидают родину вместе с другим гражданским населением, не признавшим новую власть. Глава семейства, Владимир Генрихсен, остается в России. Семья Генрихсен - одна из тысячи семей, которых разлучили события 1917-1920 гг. Чрез Крым, а затем Константинополь отец, бабушка и тетя Нины Мишкич прибыли в Королевство Югославии. Сергей, как офицер, был командирован в Словению. Мама Нины, Александра, сначала была эвакуирована вместе с Смольным институтом благородных девиц в Новочеркасск, затем попала в Сербию - Нови Бечей и Банат, а в последствии в Загреб, где встретила своего будущего мужа Сергея Генрихсена. Сергей и Александра познакомились в православной церкви на Преображенской улице города Загреба. Здесь же, после поездок по Европе, Сергей случайно встретился с сестрой Ниной.
В Загребе Александру, как высоко образованную дворянку, поселили в доме семьи Тушканац. Молодая эмигрантка учила хозяйских детей игре на фортепиано. После свадьбы Александра и Сергей уезжают в Словению, на место службы Сергея - югославско-австрийская граница, город Гедровци в провинции Прекомурье. Здесь, в 1923 году, родилась Нина Микшич. После окончания службы, семья переселяется в Делнице, где уже живет тетя Нины с супругом. Из Дельници все вместе родственники переезжают на долгое время в Карловац. Сергей в Карловце устраивается на работу коммивояжером и продает книги издательства "Миневра" и других издательств. Его жена работает преподавателем французского языка в "Cerkel Francais", а также дает инструкции немецкого и русского языков. Находит время и для игры на фортепиано в музыкальном ансамбле. По воспоминаниям Нины Микшич, отец был глубоко религиозным человеком и соблюдал все церковные обряды и праздники. Семейство также было тесно связано с местной русской колонией, которую возглавлял Федор Фадеев.
Нина окончила гимназию в Карловце, и здесь же, в городе на четырех реках, встретила своего будущего мужа Стивена Микшеча. Отец Нины в 1943 году вступил в ряды Русского оборонительного корпуса и в составе немецких частей ушел на фронт. Этот поступок после войны стоил ему жизни. В июле 1945 года он и еще четыре русских эмигранта были расстреляны как враги народа.
25 апреля 1946 года Нина вышла замуж за Степана Микшича и переехала в Загреб, где поселилась в районе Трешневка.
Год 1948. В семье Микшич рождается сын Борис. В 1950 году мать и сестра Ольга, отказавшись принять югославское гражданство, уезжают в Бразилию. Нина тяжело переживает расставание с родными. Тем не менее, она находит в себе силы, устраивается на работу в школу и занимается воспитанием сына. Борис, окончив в 1973 году факультет машиностроения, уезжает в Соединенные Штаты, где делает успешную карьеру ученого и бизнесмена. В 1995 году Борис Микшич назначен почетным генеральным консулом Республики Хорватия в Соединенных Штатах Америки. Борис был дважды номинирован на выборах президента Хорватии: в 2005 и 2009 годах.
Нина Микшич в настоящее время живет в Загребе. Вышла в свет ее автобиографическая книга "Моя история жизни".

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ЦРИКВЕНИЦЕ И РУССКАЯ ОБЩИНА В ЦРИКВЕНИЦЕ

Русская община в Цриквенице была одной из крупнейших русских общин в северной части Адриатического региона в начале двадцатого века. О значении русской общины в Цриквенице свидетельствует еще сохранившийся сегодня православный храм Св. Николая, который находится у при въезде в Цриквеницу со стороны Риеки над отелем «Palace», защищен высокими деревьями.

Научно-изобретательская деятельность Taтьяны Bитaльевны Пушкaдия-Pыбкиной

Taтьянa Bитaльевнa Пушкaдия-Pыбкина (на хорватском ее имя пишется Таtjаnа Рuškadijа-Ribkin) poдилась в русской семье в Загребе 23-го января 1929 г. Отец Bитaлий Макарович Ромер-Pыбкин (1897-1973) служил инженером машиностроения и был профессором средней технической школы, а мать, Екатерина Александровна, урождённая Мypзa (1901-1995) была врачом. В 1947 г. Taтьянa Bитaльевнa окончила гимназию в городе Баня Лука (теперь Босния и Герцеговина), а в 1953 г. Химико-технологическое отделение Технического факультета Загребского университета.
С 11-го ноября 1954 г. стала работать в Хорватском государственном архиве и проработала в нем весь свой профессиональный век. В архивном деле необходимы не только историки и специалисты гуманитарных наук, но и химики, умеющие реставрировать и консервировать документы. Бумага хрупкая и со временем, нередко, распадается, а чернила высыхают и текст становится нечитаемым. Taтьянa Bитaльевнa ознакомилась с практикой защиты документов во многих европейских странах, а вместе со своим отцом и Н. Павловичем– Николаем Николаевичем Павловичем (1896-1966) (русским – родился в Ейске) сконструировала в 1955 г. для этого специальный прибор, названный импрегнатор.
Taтьянa Пушкaдия-Pыбкина заведовала Центральной лабораторией консервации и реставрации Хорватского государственного архива, реставрировала пострадавшие книги, затопленной флорентийской библиотеки, вела курсы и экзаменовала молодых архивистов по технической защите архивного материала. Написала свыше семидесяти научных трудов, статей и сообщений по предмету свей работы, а также по темам книгопечатания, переплётного искусства и старым книгам.
Заслужила особенное уважение за уникальный шедевр – книгу, опубликованную в 2006 г. на хорватском языке - «Эмигранты из России в научной и культурной жизни Загреба», а год спустя и русский перевод этой книги. Это своеобразная энциклопедия о русских города Загреба. Никто за три четверти века пребывания русских в Загребе не подготовил такой обобщающий труд во внятно составленном изложении. В книге более двух тысяч лиц, а за более тысячи из них, похороненных на кладбищах Загреба, точно указаны даты и места рождения и смерти, а также местонахождения могил.

СЛОВО О РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ В ХОРВАТИИ

Русская эмиграция в Хорватии имела свой золотой век с 1921 до 1941 года, когда приехало или побывало проездом более десяти тысяч человек. Они сами себя чаще всего называли беженцами или изгнанниками, поскольку слово эмигрант означало лицо с постоянным местом жительства, а русские люди, оказавшиеся на чужбине, жаждали скорого возвращения на Родину и никто не мог и не хотел верить, что уехал навсегда и большинство Россию никогда не увидит. В связи с этим вспоминается знаменитый учёный Питирим Сорокин. После более чем сорокалетнего проживания в США, где получил почётное прозвище «отец американской социологии», свою автобиографию он характерно озаглавил «А long journey», другими словами, вся научная деятельность в великой стране для него лишь только длинное путешествие. Сердце осталось в России. Такие были нравы и такая ментальность у большинства российских граждан, покинувших отечество после гражданской войны.
Русская эмиграция первой волны начала прибывать в Хорватию частично с 1919 года, большинство с конца 1920 и весь 1921 год. Главная часть эвакуировалась в ноябре 1920 года из Севастополя, Ялты, Керчи и Феодосии. Около 150.000 человек, военные Белой армии генерала Врангеля и гражданское население выплыли на 120 судах (кроме военных кораблей Черноморского флота в составе флота находились ещё пассажирские и торговые корабли, яхты, баржи, несколько ледоколов и даже плавучий маяк на буксире). Одно время часть выехавших задержалась в Турции и Греции.
Хорватия с 1–го декабря 1918 г. вошла в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев, переименованного в 1929 году в Королевство Югославия. Из 150.000 беженцев около одной третьи прибыло в Югославию, а из этих пятидесяти тысяч или по некоторым данным 44.000 (точных сведений нет) одна треть на территорию в нынешних хорватских границах. Таким образом, в Хорватии оказалось свыше десяти тысяч русских, но со временем их численность убавлялась за счёт переселений в другие страны. Самая многочисленная колония * русских в Хорватии находилась в главном городе Загребе. Она насчитывала в 1926 г. 2.137 человек, в 1931 – 1.350 человек и приблизительно столько же перед началом Второй мировой войны, а в 1948 г. – 1.070.
Из этих полторы тысячи русских только в Загребе было свыше двадцати профессоров университета и сотни по всей Хорватии преподавателей гимназий, высших и начальных школ, врачей, инженеров и выдающихся деятелей искусства. Были учёные с мировой известностью. Мы об этом уже писали в последнем номере нашего журнала и будем продолжать в следующих.
Хорватия - славянская страна, хорватский язык – родственный русскому и это русским облегчило адаптацию на новом месте жительства. И в ментальности есть схожие черты. Хорваты большие патриоты своей страны. История Хорватии сложилась так, что страна оказалась веками под властью более сильных соседних народов. У одной части хорватских патриотов, желающих независимости, в 19–ом веке возникли идеи объединения славянских народов. Некоторые даже ожидали от России политической поддержки и помощи в деле освобождения от власти Австро–Венгерской империи. Даже у тех хорватов, которые с 1914 г. по1918 г. воевали в австро–венгерской армии против России, и попали в русский плен, остались о России хорошие воспоминания. Русские к ним относились по–человечески, понимая, что они не по своей воле оказались на стороне противника. Поэтому значительная часть хорватского народа, особенно интеллигенция, относилась к русским с симпатиями и покровительствовала, чем могла.
При всём этом, сама жизнь была нелёгкой. Пережить ужасы Гражданской войны, потерять Родину и всё имущество, выплыть неизвестно куда, оказаться в чужой стране не зная языка (а нужно жить и работать!) и даже в первое время на не обозначенной на географических картах, представляет то, что сейчас называется стрессом. И русское слово того–же корня – потрясение – не менее сильного накала. И ещё надо было сохранить бодрый дух и воспитывать детей, никогда не видевших Россию, в уважении и любви к далёкой, утерянной и чудесной стране.

Выставка «РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ХОРВАТСКОЙ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ»

С 21 июня по 7 июля 2017 года в Хорватском государственном архиве в Загребе можно было ознакомиться с выставкой «РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ХОРВАТСКОЙ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ».


         Само место экспозиции придало исключительное значение этому мероприятию. Хорватский государственный архив является первоклассным учреждением по хранению исторической, культурной и научной памяти хорватского народа. Огромная часть фотографий и иного материала нашей выставки хранится именно в этом архиве. Выражаем глубокую благодарность господину Динко Чутуре, директору Хорватского государственного архива, за предоставленные материалы и помещение выставки в прекрасном здании этого архива, шедевре архитектуры стиля модерн, который в Хорватии назывался secesija (нем.: Jugendstil; фр.: Art Nouveau), из 1913 года.
За почти столетнее пребывание русских в Хорватии это вообще первая выставка такого рода о русских эмигрантах, а тем более на такую специализированную тему. За первые два десятилетия сама эмиграция о себе выставки не ставила, не то было время, нужно было работать и налаживать жизнь в новой стране.
Идея и организация выставки принадлежит Обществу «ВЕРНИСАЖ». Эта небольшая группа занимается сохранением русскоязычного культурного наследия в Хорватии, а председательствует ею Надежда Юлиусовна Барановски. Выставку с большим вниманием подготовила профессор Мирьяна Илич.
Выставка осуществлена при поддержке посольства Российской Федерации, финансовом спонсорстве Лукойла и Сбербанка, предприятия Риекатанк, и особенно мэра города Загреба господина Милана Бандича. Выставку, где работали русские профессора, поддержали Строительный факультет и Математический факультет, а своим ледяным вином наших гостей побаловала фирма Бодрен.
На открытии выставки держали речь Надежда Юлиусовна Барановски, чрезвычайный посол Российской Федерации Анвар Сарварович Азимов и Андрей Борисович Чеботарёв. Сpeди почётных гостей присутствовал и последний президент СФР Югославии и бывший президент Республики Хорватии господин Стeпан Мecич. На выставке также присутствовал бывший посол Республики Хорватии в Российской Федерации г. Божо Ковачевич, представитель мера Загреба г. Велько Михалич, хорватская интеллигенция, историки, пресса и наследники русской эмиграции.

        Выставка содержала 25 стендов, посвящённых русским, самым знаменитым деятелям науки и культуры. Непросто их было выбрать, многие заслуженные люди не поместились в большом зале Государственного архива. Характеристики этих лиц составила бывший профессор Загребского университета Maгдaлeна Meдaрич-Koвaчич. Вот имена тех, которым была посвящена выставка:

- Абакумов Николай Павлович - Ученый, профессор университета. Основал позиционную астрономию на геодезическом отделении технического факультета Загребского университета. Изучения проводил в области высшей геодезии и астрономии. Был инициатором создания астрономического павильона в парке Максимир.

- Андреев Василий Захарович - Профессор университета и декан строительного факультета Загребского университета. Автор многочисленных научных книг и учебников. Являлся руководителем строительства многих известных промышленных объектов и заводов: «Джуро Джакович», Славонский Брод; бумажная фабрика, Загреб; OKI, Загреб.

- Апсен Борис Андреевич - Первый доктор геодезических наук в Загребе, профессор математики и автор многочисленных сборников задач по математике, по которым учились многие поколения студентов. Его «Сборник задач по математике с решениями» переиздавался 12 раз.

- Баранов Николай Ильич - Энтомолог, сотрудник института паразитологии и ветеринарного факультета Загребского университета. Один из ведущих ученых, изучавший двукрылых (Diptera) и открывший свыше 250 новых типов.

- Гажи-Баскова Валентина Георгиевна - Ботаник, профессор на агрономическом факультете университета в Загребе. Внесла существенный вклад в изучение хорватской флоры и растительности, особенно в районах карстовых полей, а также в классификации растительности Хорватии.

- Церковников Евгений Тимофеевич - Химик-органик, профессор фармацевтического факультета Загребского университета. Профессор медицинского факультета университета в Риеке, где основал институт органической химии и биохимии. Изучал методы защиты от ионизирующего излучения.

- Чернозубов Никтополион - Эпидемиолог, руководитель эпидемиологического отделения Института гигиены и Школы народного здравоохранения в Загребе. Один из организаторов противоэпидемиологической службы и Центра по идентификации и изучению сальмонеллы.

- Плотников Иван Степанович - Химик. Первый профессор физики и физической химии технического факультета Загребского университета. Основал институт физики и физической химии. Изучал фотофизику ( являлся пионером в этой области) и фотохимию, а также занимался изучением эффектов от ультрафиолетового излучения. Опубликовал ряд монографий по фотохимии и значительное число научных работ.

- Салтыков Сергей Николаевич - Патолог. Основатель и руководитель кафедры общей патологии и патологической анатомии медицинского факультете Загребского университета (1922-1952). Профессор медицинского факультета и автор многочисленных научных работ в области медицинской патологии.

- Думенгич-Непенина Зоя Петровна - Первая женщина архитектор. Автор проектов по строительству больниц, медицинских и учебных заведений: школы акушерок в Млинарской улице в Загребе, больниц в Сплите и Огулине, поликлиник в Загребе, а также медицинского колледжа в Карловце.

- Тагатц Сергей Сергеевич - Кинематографист и мультипликатор, основатель хорватской мультипликации (1922-1923). Выпустил четыре мультипликационных рекламных фильма. Являлся одним из первых хорватских профессиональных кинематографистов.

- Верещагин Александр Александрович - Режиссер, актер и педагог. Работал режиссером во многих театрах Югославии. Преподавал в кинематографической и драматической актерских школах в Загребе. Режиссер и актер первого немого кино, снятого в Хорватии в 1922 году («Страсть к путешествиям»).

- Герасимов Александр Тихонович - Кинооператор, инженер-электрик. Снял ряд этнографических документальных фильмов, а также документальные фильмы о путешествиях. В 1932 году сконструировал звуковую камеру, с помощью которой снял первый хорватский документальный фильм со звуком. Помимо кино занимался художественной фотографией.

- Скрыгин Георгий (Жорж) Владимирович - Фотограф, кинооператор и режиссер. Работал танцором Хорватского национального театра. Член фото-клуба "Загреб" с 1935 года. Признанный художественный фотограф, мастер психологического портрета. Кинооператор первого послевоенного югославского художественного фильма "Славица".
Головченко Сергей Миронович - Карикатурист, художник комиксов. Свои работы подписывал под псевдонимом С. Миронович. Кроме карикатур, которые опубликовывались как в хорватских, так и в иностранных изданиях, писал и иллюстрировал новеллы в журналах «Новости», «Слово», «Крапива», «Кулиса», «Глаз».

- Фроман Маргарита Петровна - Балерина, хореограф, педагог и оперный режиссер. С 1921 года прима-балерина Хорватского национального театра. Параллельно занималась хореографией, режиссерской и педагогической деятельностью. Внесла большой вклад в развитие хорватского балета. Поставила на сцене Хорватского национального театра более 30 опер и оперетт.

- Фроман Павел Петрович - Сценограф, художник по костюмам. Брат балерины Маргариты Фроман. С 1921 года до смерти являлся постоянным сценографом и театральным деятелем в Хорватском национальном театре в Загребе.

- Антипов Василий Петрович - Художник. Жил в городе Славонский Брод , где работал в музее Бродского Посавля. В связи с 120-летием со дня рождения музей организовал выставку картин Василия Петровича Антипова.

- Ханзен Алексей Васильевич - Художник-график. Автор выше 9 тыс. полотен. Его картины находятся в фондах музея Лувр. Преимущественно был маринистом, писал маслом и акварелью, подчеркивая цвета, атмосферу и драматичность моря. Его персональные выставки прошли в Санкт-Петербурге, Загребе, Осиеке, Дубровнике, Белграде, Суботице, Буэнос-Айресе, Любляне, участвовал в выставках "Адриатическая стража" в Сплите.

- Александер-Кунина Ирина - Актриса, писатель, сценарист и переводчик. Писала на русском, английском, французском и хорватском языках, переводила с русского. Автор книг "Все жизни одной любви", "Только факты, пожалуйста". Образ Ирины Александер описан в хорватской литературе, в художественных произведениях многочисленных авторов, ее современников.

        Oтпeчaтан изящный кaтaлoг на тему выставки «РУССКИЕ ЭМИГРАНТЫ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ХОРВАТСКОЙ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ» / посвящен русским эмигрантам между двумя войнами / (24 страницы) с вступительной речью Maгдaлeны Meдaрич-Koвaчич и послесловием Мирьяны Илич. В кaтaлoге 20 фoтoграфий лиц, кoтoрым пoсвящeнa выставка, 12 фoтoграфий из жизни русскoй эмиграции и список, сoдeржaщий 56 книг, статей, сборников, памяток, сообщений и сайтов интернета. На обложке - сценографический эскиз театральной кулисы.
        Хорватское государственное телевидение показало репортаж об открытии выставки на первом канале HTV в передаче «Prizma», посвящённой национальным меньшинствам, реприза передачи была показана два раза. В интернете появилось сообщение агентства HINA «Sto godina ruske emigracije u Hrvatskoj» (см. http://magazin.hrt.hr/393429/sto-godina-ruske-emigracije-u-hrvatskoj), а еженедельник „Zagrebački list“ опубликовал статью с фотографиями «Izložba u HDA: ruski emigranti u razvoju Hrvatske» (br. 14. od 23.06.2017. str. 62.-63).

Русская эмиграция в хорватской науке и культуре

Несмотря на то, что о представителях русской эмиграции, которые после Великой Октябрьской революции нашли убежище в Хорватии, в то время Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, писалось много, однако широкой публике о русских эмигрантах известно мало, практически ничего.
Социальные потрясения, постигшие Россию в начале 19. века и приведшие к Октябрьской революции, и государственному перевороту, коренным, революционным и политическим изменениям, стали результатом начала Первой мировой войны, которая продолжалась с 1918 по 1922 годы и унесла тысячи жизней (около 5 миллионов погибших), а 2 миллиона жителей России обрекла на выживание.
Бежавшие от большевиков и Красной армии русские эмигранты нашли свое укрытие и дом практически во всех точках земного шара, а часть них, около 40.000, приняло Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. Несмотря на то, что в Королевстве СХС уже жило несколько тысяч военнопленных, основная часть эмигрантов начала приезжать в 1919 году, высаживаясь в портах Бока Которска, Дубровник, Сплит и Бакар. Расселение проходило по всей территории Королевства.
Этих людей нельзя назвать экономическими эмигрантами, так как они не имели основной целью поиск лучшей жизни, а эмигрировали из России из-за политических гонений, невозможности и несогласия жить в советской России. Некоторые эмигранты не задержались надолго в Хорватии, а через нее проследовали дальше, в другие страны. Те же, кто остался, начали объединяться в общества, основывали школе и разные организации. веря, что в скором времени, после окончания революции, смогут вернуться на родину.
Большая часть эмигрантов были высоко образованными людьми – ученые, инженеры, профессора, архитекторы, художники, писатели, музыканты, представители аристократии – одним словом элита. Были между ними и военнослужащие, кадеты Военных академий, которые эмигрировали вместе со своими профессорами.
Их путь был тяжелым, так как многие в гражданской войне потеряли членов своих семей, а также материальные накопления, а найти работу в чужой стране оказалось нелегко. Препятствием оказалось и не знание языка, который только предстояло выучить и который, только на первый взгляд, казался очень похожим на русский.
В конце, хочется похвалить автора выставки за труд, который был вложен в собранный материал об известных русских эмигрантах и их вкладе в хорватскую науку и культуру. Особенно хочется отметить огромное количество фотографий и всевозможных иллюстраций, представленных на выставке, собранных из домашних архивов, бережно хранившихся у родственников и поэтому не забытых. Каталог выставки представляет особый интерес, так как в нем представлен обширный список имен и фамилий эмигрантов, более или менее известных, их потомков, которые влились в хорватское общество и своим трудом и знаниями помогли развитию страны в разных областях, таких как экономика, наука, образование, культура, искусство и многое другое.